___________________________________________________________________________________________________________________________________________

There’s gold, and it’s haunting and haunting;
It’s luring me on as of old;
Yet it isn’t the gold that I’m wanting
So much as just finding the gold

Robert W. Service, The Spell of the Yukon

___________________________________________________________________________________________________________________________________________
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:52 

На злобу дня

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Скоро праздник, и великое множество людей будет поздравлять всех подряд, сообщая благую весть. А я человек скромный, мне вроде как и огорчать поздравляющего не хочется, но и что отвечать - я тоже не сильно в курсе. По этому я решил заблаговременно и исключительно для личного пользования составить список рифмованных ответов на грядущее поздравление.
Бегите в лес!
Качайте пресс!
Снижайте вес!
С ногой и без!
Продам обрез!
Айфон 6s!

Яков Хренов

Отрывок из хорошего текста у morreth:

"Упаси меня осьминог говорить обо всех атеистах, но вот принципиальных "забезбожников" и борцов с опиумом для народа роднит одна черта, которую я охарактеризовала уже давно словами, одолженными у Шекспира: "Я хочу сказать, широкий ум". - "Да, - говорит, - плоскость необозримая".

Много в мире атеистов, чей ум по-настоящему глубок и многогранен. Но я не видела среди них ни одного принципиального забезбожника. Обратное верно: среди тех, кто размахивает флагом "долой-долой монахов, долой-долой попов", я еще не видела ни одного по-настоящему глубокого человека. Бывает широчайшая эрудиция, высокая скорость умственных процессов, иногда даже настоящее остроумие - но глубины, умения проникать в природу тонких и множественных связей между людьми и явлениями - там нет".

Была у меня однокурсница, характеризующаяся лучше всего ее собственной цитатой: "Религия - это бактерия, питающаяся мозгом, и у меня ее нет". Казалось бы, можно только пособолезновать голодной смерти несчастной бактерии, но все же. Что движет этими людьми и каких витаминов им не хватает?

И второй рассказ.

Всем известно, что иудеям нельзя работать в Шабат. Запрет на работу подразумевает множество вещей, в том числе - запрет на путешествия. В Шабат иудей должен сидеть на месте. Исключение составляют морские путешествия - потому что коли уж ты на корабле в море, то понятно, к каждой субботе с него не посходишь, придется на корабле остаться.

И путешествующие в поездах деловые ортодоксы нашли гениальный выход из ситуации. В поездку, предполагающую пребывание в поезде в субботу, они брали с собой тазы, наливали в них воду, садились в воду задом и так ехали в купе поезда.

Вот так вот.

23:49 

На полях

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Вила до Конде - один из старейших городов на севере страны. Когда мы спускали корабль на воду, город отмечал 1068-летие.



Над городскими холмами неповторимой вехой нависает акведук Санта Клара, под которым мы гуляли по жаре и я втихаря рвала общественные магнолии. Средневековый монастырь святой Клары был перестроен в конце семнадцатого века, и тогда же к нему был проведен четырехкилометровый акведук, который ныне не работает. Сам монастырь полузаброшен и туда тоже можно залезть. До приезда ходили какие-то слухи про то, что экипаж будут квартировать в монастыре, не знаю, насколько это правда, очень уж похоже на горячую фантазию брата Михаила. В итоге поселили в обычной квартире, но тоже в собственности городского муниципалитета - португальцы невероятно гостеприимны. Мэр уже полыхает и готов подписать с капитаном договор о будущем строительстве реплики Катти Сарк на верфях Вила до Конде.

Корабль - это не то чтобы клуб по интересам, а скорее салун. Там огромный поток людей, большинство приходит, пропускает по стакану и уходит, но некоторые особо злостные остаются и их метлой не выгнать. Именно на корабле можно встретить тот приятный род людей, которые громко говорят "спасибо!" и крепко жмут руку, а если берутся помогать, то помогают от души. В этот раз мы отлично затусили с Андреем Чесноковым, участником Кон-Тики 2. Андрей попал в экспедицию, выиграв трэвел-журналистский конкурс Вокруг света. Его Кон-Тики блог можно почитать здесь - www.vokrugsveta.ru/blogs/achesnokov, мужик увлекательно пишет, возможно, будет писать и в media crew Штандарта. После пересечения Тихого океана московские будни перестали удовлетворять его душу. Это понятно и страшно. Наступает момент, когда обычной жизни перестает хватать. Как нащупать эту черту - неизвестно.

Хотя прямо сейчас мне уже даже не очень жаль, что я не пошла в море - настолько я физически устала. Под конец перед выходом мы фигачили без выходных, половинный день суббота превратился в полный, а выходной воскресенье сначала в половинный, а потом.. все покатилось. Я по женским меркам довольно вынослива, но когда после завтрака чувствуешь, что уже очень устал, а впереди еще десять часов рабочего дня - это для меня ново. Руки после работы с веревкой опухают за ночь, утром просыпаешься - кулак не сжать. Жопа болит, опять же - в обвязке на вантах часами висеть. Лицо обветрилось - кожа на скулах стала такая странная, скоро чешуя будет расти, как у крокодила.



Пытаешься по фотографиям уловить за хвост промчавшееся время. Ноющие руки, пение птиц, подышавшее вино из стакана вечером. Когда ночь превращается в утренние сумерки и холодная мокредь океана заползает в окна, но рядом лежит горячее, как кузнечные мехи, тело. И можно прижаться к нему холодными лягушачьими пальцами рук и ног и погрузиться до рассвета в абсолютное спокойствие. В то чувство удовлетворения, когда снаружи холодно, а тебе тепло, и тепло не от обогревателя. Было хорошо.

Впервые возникло такое ощущение, когда вроде как хочется сказать что-то, но чувствуешь, что и так обоим все понятно, и говорить незачем.

Так долго казалось, что эта стоянка в Португалии, ремонт и разлука никогда не кончатся, потом казалось, что я приехала на сто лет, почти на полтора месяца, и никак не кончится пахота без выходных, а потом это время как-то мгновенно прошло. Бам - ремонт окончен. Корабль ушел. В голове не укладывается.

Остается только следить по АИСу - прошел Авейро, постоял полдня в Кашкайше и пару часов назад развернулся и пошел, наконец, в Кадис, врата Африки.



Am I the one you think about
When you're sitting in your fainting chair drinking Pink Rabbits

17:53 

14 марта 2017, Португалия, Штандарт

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
26.03.2017 в 17:51
Пишет zelda fitzgerald:

Добрый день, меня зовут Лена. Я живу в Германии, биолог, клинический монитор, алкоголик, а в данный момент магистрантка-океанограф, но сейчас у меня каникулы, и здесь один мой вторник 14 марта на капитальном ремонте фрегата Штандарт в Португалии.

Что это значит - можно посмотреть здесь. Вкратце Штандарт - это одна из немногочисленных ныне существующих полнофункциональных реплик исторических деревянных парусников, воссозданный в Петербурге флагман петровского флота. Второй реинкарнации Штандарта семнадцать лет, он ходит по мировому океану, живет и развивается как трансцендентальный экспириенс для всякого trainee, ступившего на борт, ну или по крайней мере для большинства.

Я хотела принять участие в капитальном ремонте сразу, как в первый раз узнала, что он будет. Это важный, переломный момент для корабля, и для меня личное участие имеет некий вес, потому как любишь кататься - люби и саночки возить. Помимо собственноручного вклада мне просто интересно посмотреть на все это в разобранном виде и понять, из чего оно состоит и вообще что куда. У корабельной вселенной много измерений, и большая их часть недоступна, пока корабль на суше. Но интерес к устройству и функционированию можно в неповторимой полноте утолить именно сейчас, когда каждая палка и веревка отсоединена от всех остальных и лежит в куче на верфи, ожидая своего часа быть починенной и обновленной. Помимо этого я приехала побыть со своим молодым человеком - вахтенным офицером, который в качестве плотника работает здесь с самого ноября.

Подъем в семь утра, но у меня раньше, потому что я слепая и мне надо надевать линзы.



URL записи

@темы: the last ship sails

23:04 

Губерман

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
"В шесть утра пятого марта диктор Левитан своим торжественно-церемониальным голосом объявил, что в здоровье Великого Вождя наступило значительное ухудшение, появилось чейн-стоксово дыхание. Сосед-медик, обычно сдержанный и весь цирлих-манирлих (Юрино выражение), вдруг вскинулся и с необычной для него энергией воскликнул: «Юра, пора немедленно сбегать!» Юра было возразил недоуменно, что ничего особенного не сказали, но сосед надменно заявил, что он не кто-нибудь, а дипломированный врач и Юра зря об этом забывает, а Чейн-Стокс еще ни разу никого не подводил. «Такой хороший парень», – умиленно похвалил сосед неведомого Юре человека.
И Юра окрыленно побежал. Напоминаю: это было в шесть утра. Луна, сугробы, маленький эстонский городок. Закрытый магазин и замкнутые ставни. Боковую лесенку на второй этаж Юра одолел единым махом. Постучал сначала вежливо и тихо, а потом руками и ногами. Дальнейшее я попытаюсь передать, как это много раз от него слышал (а мемуар его куда-то затерял).
Издалека послышались шаркающие шаги немолодого человека и отчетливое вслух брюзжание по-русски, но с немыслимым эстонским акцентом:
– Черт побери, опять эти русские свиньи напились.
Юра сложил ладони, чтобы было слышней, и через дверь отчаянно вскричал:
– Пожалуйста, откройте, очень надо!
И услыхал через дверь вопрос, по-моему, просто гениальный:
– А что, разве уже?
– В том-то и дело! – радостно ответил Юра. Отворяя дверь, пожилой эстонец в халате и с керосиновой лампой в руках нетерпеливо спрашивал:
– Но я только что слушал радио, и там только какое-то дыхание…
– Вот в нем и дело, – пояснил Юра, – у нас в палате врач, он говорит, что всё теперь в порядке.
– Что вы говорите! – эстонец излучал любовь и радость. – Пойдемте скорей в магазин. Извините, что я в таком виде. Сколько вам бутылок?"

@темы: история

13:50 

I put flowers in your vodka

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Прилетела в Прагу к Вере. Вера со своим молодым человеком переезжает в Амстердам и съезжает со своей пражской хаты ровно в день моего отъезда, так что мы пакуем саквояжи с ее хозяйством, в промежутках заправляясь Козлом, хумусом и спаржей среди развалин квартиры, а на прогулки выходим по ночам.

Живем в старом доме в пятнадцати минутах от Вышеграда и Карлова моста, с винтовой лестницей и входом через балкон на внутреннем дворе. Маленькая солнечная квартирка на последнем этаже, с высоченными потолками, поющим паркетом и долбящимися в окно голубями. Жить в центре города - шикарно. Жить в центре города в стране, где нет комендантского часа на алкоголь - вдвойне шикарно.

За день до моего перелета у нас была вечеринка в честь окончания сессии, я пила пиво без передышки как спортсмен и до сих пор не знаю, как доехала домой, но помню, что полночь застигла нас в попытках запихнуть кровать в лифт. С тех пор алкогольный туман периодически рассеивался, но ненадолго. Все, что мы тут делаем - это едим и пьем. Тайская фьюжн-кухня, суши, бургеры, запеченный дома ягненок, коктейли, пиво, вино и виски с донышка скопившихся в квартире в адском количестве бутылок. Я рассчитывала сходить в филармонию, а вместо этого пошла на пятьдесят оттенков серого, видимо, у судьбы на меня другие планы.

Поскольку это последние Верины дни в Праге, то она бегает и доделывает все дела, раздает одежду, посуду и синтезаторы, а я таскаюсь за ней. Вчера с сестрой Карела Евой пили пиво, пакуя вещи, а потом нам нужно было вернуть радиатор Джею и Кристин, которые поздно приходят с работы, так что мы перли его ночью на другой конец района. Во время просмотра номинированной на Оскар остросюжетной драмы передавали бутылку по кругу и сначала немного переживали, что мешаем людям, которые пришли смотреть это всерьез, но очень быстро оказалось, что таких нет, так что весь сеанс все ржали, как свиньи, и танцевали в проходе. Я вообще не поняла, о чем фильм. Каждые десять минут он о чем-то другом. Однако заплатить за билеты заставили меня, а поскольку кронами я еще не обзавелась, то теперь на моем банковском счету навеки останется этот pozor na hlavu.

00:28 

Здравствуй, дядя Ваня!

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Живу я в заморской стране, в городе Киле. Погода у нас в городе каждый день одна и та же - ноль градусов, облачно и ветер. То есть натурально, тут каждый день одна и та же погода, уже три месяца. КАЖДЫЙ ДЕНЬ ОДНА И ТА ЖЕ-

Науки изучаю. Сессия почти прошла, осталось неделю продержаться. Неделю. Уговариваю себя буквально, разговариваю сама с собой, Лена, еще лекцию, еще парочку, а потом перерыв. Лена, еще одну.

Видно, я уже старовата стала. Опыт работы в свободном графике, с самостоятельной органицией своего рабочего процесса, привычка к эффективности и рациональности меня избаловали. Как только начинается какой непрофильный предмет, у меня в голове неоновыми огнями загораются вопросы "нахуя мне это знать" и "нахуя учить наизусть справочную информацию", и спасения от этих неоновых огней нет никакого :D в семнадцать лет покориться абсурдистскому экзистенциализму высшего образования выходит как-то легче. Хотя я и тогда была не образец.

Была такая дежурная шутка в универе, что человека, пострадавшего от высшего образования, можно опознать по умению написать импромту пятидесятистраничное эссе на абсолютно любую тему. Чудовищно.

Помаленьку схожу с ума. Я начала готовиться к экзаменам с начала декабря, и что-то голова уже плывет. Каждый день одно и тоже. Маленькая комната, восемь часов учебы и одиночество; порой недели проходят, а я с человеком словом не обмолвилась. Чувствую себя в какой-то временной петле. Каждый день одно и то же.

Перестала спать. Не могу заснуть часами, а когда засыпаю, снятся то кошмары, то просто бред какой-то. Ни валерьянка, ни снотворное не помогает.

Не думала, что на побережье без выраженных сезонов так странно жить. Тут на Рождество бывает такая же погода, как в мае, говорят мои одногрупники. На днях ночью температура скакнула вниз-вверх от нуля, я вышла с утра по темноте на паром через фъорд, и стояла точно такая капающая мокредь, как в Питере, когда в феврале все начинает течь и первые оптимистичные птицы начинают чирикать из лысых кустов, и я внезапно чуть не обалдела от счастья, хлюпая в сторону пристани. В Штатах, помню, мне не хватало ощущения степной пыли на улице. Когда скучаешь по дому, скучаешь по страннейшим вещам.

Неделю продержаться.

22:44 

Альма матер

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Большая часть моей учебы проходит в Геомаре, но один вечер в неделю у нас лекции по морской геологии на кампусе университета.
Эта аудитория мне каждый раз напоминает о моем старом уни.

Вспоминаю, в частности, как сложилась моя социальная жизнь в среде однокурсников. Курс у нас был большой, порядка сотни человек после отсева, и учились на нем, в полном соответствии с гауссовым распределением, немногочисленные классные ребята, многочисленные долбоебы и невнятное большинство, которое было мне тогда побоку. Возможно, в этом большинстве были и интересные, но тихие люди, этого я уже не узнаю.

Долбоебов я приметила в первые же дни. Долбоебы в любой новой компании всегда первыми заводят друзей - у них есть какое-то свое междолбоебное притяжение, это те люди, которые на второй день уже сбились в кучу и очень громко орут, демонстрируя социальный успех. Невнятных людей я не заметила за четыре года вообще. Но у тех и у других было общее свойство - их объединяла любовь к дешевым понтам. Это когда ты, вместе с полутора сотнями таких же, как ты, поступил на бакалавриат, пройдя курс биологии в СОШ номер пятнадцать города Нижние Залупы, и теперь считаешь себя учоным, избранником небес, которому к тридцати судьба получить доктора, а потом публиковаться на обложке Сайенс - и на этом гипотетическом основании уже сейчас начинаешь считать себя светочем знания среди биомасс и никакому низкому уровню айкью тебя не остановить. Все это, конечно, активно подпитывалось речами с кафедры - перед дешевыми понтами не могли устоять и многие преподаватели. Так что мысль о том, что ты можешь не мечтать ночами о публикации в Джорнал оф Селл Байолоджи и квадратной шапке не подлежала даже допущению, не то что озвучиванию.

И несмотря на очевидный вроде бы маразм этих настроений, они с первой же лекции про "тут вам СПбГУ" колонизировали слабый мозг моих однокурсников. Будущие доктора и светочи науки бурно братались и подогревали группальность смешными биологическими шутками, а я и еще несколько человек образовали одинокий остров Покерфейс в море "типичных биологов".

Меня страшно неприятно поразило это стремление людей с первой минуты во что бы то ни стало влиться в какое-нибудь стадо и скандировать, надо оно им нахуй или нет, но лишь бы влиться, лишь бы нидайбох не остаться в стороне. Мои помидоры, естественно, в такой обстановке очень быстро завяли. Мой интерес к биологии поник, а любовь к прогулам росла, я в одиночестве днями таскалась по набережным и мостам, а когда не прогуливала, то сидела на последнем ряду с пивом и датскими писателями и хотела только, чтобы голос лектора не мешал мне читать.

В первую сессию примерно сорок будущих докторов вылетело, остальные укрепились в своей вере. Я считала их дегенератами и показывала фак общественности, и у кого-то это находило отклик, так что к концу первого курса в курятнике сформировались два полюса из моей компании и типичных биологов. Моя компания включала двух близких подруг, которые таковыми остались по сей день, и других вполне хороших, но в принципе мне параллельных людей. Нас сплачивало отвращение к идиотизму. Вслух полярность не оговаривалась, но на деле постоянно происходили какие-то подъебы и терки масштаба Мценского уезда. Я даже получала от этого удовольствие, злить дебилов мне тогда нравилось в силу юного возраста. Я какое-то время с удовлетворением выступала в качестве двигателя этих социальных процессов, пока мне не надоела большая часть людей из моей компании, и я не избавила себя от необходимости поддерживать лишнее общение, как я всегда делаю. Затем по очереди вскрылись мои романы с обоими лидерами этой тусни, с последующим их открещиванием от своих бывших друзей, еще кто-то вылетел с факультета, так что компания типичных биологов дезинтегрировала примерно одновременно с моей. Мне надоело большинство народу, с которым мы сошлись на этой почве, и я и мои близкие друзья в конце концов практически полностью исчезли с радара.

Так что я была довольно одиозной личностью. Студенты зачитывали на лекциях вслух мой твиттер, обсуждали книжки, которые я читаю, мою половую жизнь, которой тогда даже не существовало, и гордились тем, что не слушают музыку, которую слушаю я, а мне было пофиг. Люди пытались наказать меня за своеволие, не давая мне своей дружбы, которая мне сто лет не вперлась - кто им виноват, что в итоге они чувствовали себя идиотами. Уже годы прошли, а некоторых до сих пор не попустит, сталкерят меня по всему интернету, пишут мне свое анонимное бессознательное.

Я думаю, насколько это место сделало нас. Мне не терпелось бежать оттуда, и после выпуска я там не появлялась годами, но в отличие от других событий и людей, которых я выкидывала из памяти без всяких сожалений, этот пласт занимает огромное место. Двенадцать Коллегий, величественный труп российской науки. Очень возможно, что мы проскочили в дверь перед самым ее закрытием, последним поколением до перемен, которые станут началом конца, если еще не стали. Но это уже совсем другая история.


23:08 

Итоги 2016 - итическая простыня

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Этот год был для меня поворотным. Нелегким, но чрезвычайно насыщенным очень важными переменами.
В мае я поехала с сестрой в отпуск на фрегат Штандарт и все заверте~
Вкратце, я бросила работу, поступила в магистратуру в Германии, начала отношения с мужчиной, уехала из России. С тех пор я возвращалась на Штандарт уже дважды и сейчас присматриваю билеты на февраль. Не буду повторять то, что тут уже писала про море, корабли и экзистенцию, но следует сформулировать следующее. Ровно год назад я ехала в пражском метро, пьяная с утра, и думала увольняться в никуда, бросать все и ехать с Красным крестом на год в Латинскую Америку. Плавание сильно изменило мою жизнь и заставило пристально пересмотреть, чего я хочу, а чего нет. Раньше я думала, что таких расширяющих сознание экспириенсов без веществ не бывает. В сентябре BBC брало у меня интервью на Tall Ships Races, и мне в том числе надо было изложить, что плавание для меня значит. После интервью репортер с восторгом сказал: "I didn't realize it put your life back on track". Мне захотелось надеть ему камеру на голову с криком "ю донт риалайз нафин твою мать", но я сдержалась. Не всем своим прекрасным порывам надо следовать.



Работа

Учеба

Корабль

Потери

Друзья

Любовь

C наступающим, друзья!

14:38 

В жизни важно уметь притвориться, что приносишь пользу.

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Как я.


13:19 

По дороге

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Вернулась из Порто, походила три дня в универ и опять еду в Гамбург, на этот раз на ремонтирующуюся яхту. Позвала с ней поработать девочка, с которой мы ходили в Tall Ships в августе.
Не хотела уезжать с корабля, но человек предполагает, а кто-то располагает. Пропускать практикум больше трех раз - будет пизда.
Разговаривала с Верой по скайпу, пила Тавернелло прямо из коробки и думала о том, как начала чувствовать эту бумажную стенку где-то на грани сознания. Она тонкая и ее так легко продавить, а за ней - ничего. Такой депрессия была для меня - постоянное скребущееся желание опереться об эту стенку. Отпустить поводья и расслабить наконец руки. И ни в коем случае нельзя поддаваться этому желанию. Нужно занять себя чем-то другим, приковать себя к батарее или найти человека, который будет держать тебя за руки и за ноги и не позволит ползти к стенке.
Депрессия прошла, а стенка осталась. И это часть взросления - принять ее, понять, что она там есть, и держать себя от нее подальше. Потому что есть многое, ради чего.
Мои немецкие одногруппники-ровесники дружелюбны, умны и хороши, но кажутся мне детьми. Как если я сейчас буду дружить с третьеклассником.
Хочу лежать в темноте на допотопной кровати с железным изголовьем и целовать уставший лоб. Шум океана вползает в открытое окно и заполняет комнату так, что не слышно, что говорит человек рядом с тобой. Но это не страшно, потому что он ничего не говорит.

@темы: the last ship sails

13:05 

#reborn2sail

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Если вы не очень себе представляете, как ремонтируют деревянные парусники XVIII века, то сейчас у вас есть возможность увидеть этот уникальный для наших лет, в буквальном смысле уже исчезнувший в лица земли процесс.
Португалия, амбиент и горячие мужики в комплекте, самый горячий занят.
Наслаждайтесь!

Разрузка балласта:



Демонтаж рангоута и такелажа:



В четверг лечу в Порто.

@темы: the last ship sails

15:40 

Angry Jack

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Я долго мурыжила этот текст, но он действительно важен, очень важен для меня и содержит важные мысли, которые могут быть важны для кого-то еще. Это краткое описание феномена Angry Jack, выведенного Иэном Данскином в процессе анализа причин агрессивного отрицания людьми социальных проблем. Источник есть на ютубе и я очень рекомендую англоговорящим его глянуть.

Обрисуем экспозицию на примере Аниты Саркисян. Любому более-менее соприкасавшемуся с миром гейминга это имя так или иначе известно, и если этот любой - мужчина, то скорее всего при упоминании ее имени он рассмеется и скажет, что она дура. Знать при этом, чем она занимается, ему необязательно, он просто знает, каким образом пацану следует на нее реагировать, и выдает положенную опчеством реакцию, как журналист Медузы на Беллу Рапопорт. А положение такое сложилось следующим образом. Анита Саркисян - американская феминистка-геймерша, которая в один момент несколько лет назад своим фандрейзером и серией видео анализов женских тропов в компьютерных играх с феминистской перспективы (например, именно с ее легкой руки так распространился термин "дамзель в дистрессе" - троп о бедствующей и беспомощной девице, ждущей спасения маскулинным самцом) привлекла к себе внимание кого-то, кто решил начать кампанию по ее травле. После этого жизнь Аниты изменилась. Травля быстро разрослась до галактических масштабов и продолжалась в активной фазе в течение трех лет. Постоянные взломы ее аккаунтов, непрекращающаяся ddos-атака на ее сайты, постоянные набеги на ее страницу в википедии, порноколлажи с ней, постоянный поток угроз и оскорблений в почте и социальных сетях, сотни крайно детально расписанных угроз изнасилования и угроз убийства ее и ее семьи - вместе с их выясненными домашними адресами, в связи с чем она была взята под защиту ФБР. Были созданы игры-симуляторы избиения и изнасилования Аниты. Поступали угрозы устроить теракт на конференции геймдева, если ей там дадут награду. Поступали угрозы устроить стрельбу в колледже, в котором она собиралась дать лекцию. Ютуб переполнен видео с названиями типа "Саркисян - Гитлер игровой индустрии" (это цитата).

Позже все это получило название Геймергейт - колоссальная мужская кампания по травле Аниты и поддержавших ее женщин-разработчиц в сфере видеоигр. В общем, прямо говоря, массированная кампания неконтролируемой ненависти к женщинам, ничем не прикрытой и доходящей до такого, что волосы шевелятся на голове. Потому что несколько женщин в нескольких видео на ютубе покусились на мужское что-то там. На совесть, видимо - страшно ограниченный ресурс.

Иэн Данскин решил узнать, в чем кроется душевная проблема мужчин, которым никак не дает покоя публичное поднятие женского вопроса. Джек - это усредненный фенотип; это не конкретный человек, это фазовое состояние, навроде алкогольного опьянения, в котором люди могут делать говно диспропорциональное их среднему моральному облику. Стимулом к совершению говна является возникшая угроза самоопределению Джека и пониманию им себя как нравственного человека.

Например, Джек приходит с приятелем в обувной магазин и предлагает ему примерить ботинки джековой любимой фирмы.
Приятель говорит: спасибо, я не покупаю обувь этой фирмы, потому что они эксплуатируют рабский труд рабочих в Бангладеше.
Джек слышит: я нравственный человек (а ты плохой).
Джеку жутко неуютно рядом с людьми, сделавшими какой угодно этический выбор, которого не сделал он, и не скрывающими этого. Как бы нейтрально не упоминали эти люди свою позицию, как бы мало ни волновал их Джек в этот момент и вообще. Джек будет считать, что они его стыдят, потому что ему самому стыдно, разумеется; где-то в глубине души он сам считает, что пренебрег чем-то важным, иначе он не был бы так тревожно раним простейшими словами.

Это как найти у себя на руке участок обесцвеченной кожи и бояться идти к онкологу, чтобы узнать наверняка. Это нормальное человеческое поведение на определенном этапе - предпочитать с некоторой долей неопределенности считать себя здоровым, нежели в определенном случае УЗНАТЬ, что у него меланома. Это схема взаимоотношений Джека с феминизмом, в которой Саркисян советует ему пойти к доктору. Его представления о здоровье - это представления о мире, в котором сексизм - проблема прошлого, и сейчас существует только в форме антисоциальных мужей, избивающих жен, и ночных насильников из опасного района. Примерно такой же у него уровень понимания и всех остальных социальных явлений. Поскольку он очевидно никого не избивал и не насиловал в подворотне, это означает, что он ни в коей мере не сексист и любая претензия этого характера по отношению к нему абсурдна и является, по сути, клеветой и посягательством на его моральный облик.

По большей части мы вырастаем с уверенностью, что, со всеми его недостатками, наш мир прекрасен, логичен и справедлив. Это прекрасная картина, которую из всех прочих предпочло бы абсолютное большинство людей, и они были бы правы. Но это иллюзия. Это мыльный пузырь. И для непривилегированного большинства этот пузырь так или иначе лопается - для кого в отрочестве, для кого уже в детстве. Либо он лопается от полученной травмы, либо просто по накоплению критической массы микроагрессии со стороны справедливого мира - так или иначе, пузырь в конце концов не выдерживает. К зрелости мир предстает перед нами таким, как он есть ("холодным", как его трогательно характеризовал один повергнутый банальной соцстатистикой в хтонический ужос юноша).

Быть взрослым и считать, что сексизм сводится к отдельным случаям избиения и изнасилования в черных углах - это попросту мужская привилегия, поскольку жизнь не сталкивает мужчину с сексизмом, так сказать, лицом вперед, это для него теория, отвлеченные разговоры в пользу бедных. На попытку таки повернуть его лицом к реальности по большей части он реагирует закрытием глаз. На сексуализированные насмешки и улюлюканье парней над девушками в институте он реагирует либо солидарным смешком, либо молчанием. Когда его друзья в универе придумывают веселый план забиться на бутылку водки на предмет, кто поимеет какую из их не ведающих о том и считающих их нормальными людьми подруг, он не открывает рот и ничего им не говорит. Когда в соцсети у кого-то начинается сексистская диарея, он отмалчивается - все это мы все видели и видим каждый день. И это, может, даже не потому, что он трус (хотя многие представители сильного пола до смерти боятся даже виртуальных пиздюлей). Главный мотив в том, что ему во что бы то ни стало надо сохранить свой пузырь. И он его сохраняет. Быть мужчиной в мире, в котором правят мужчины, означает, что ему, в отличие от женщин, этот пузырь никто не проткнет - он может только сам его проткнуть, сознательным решением. Люди типа Аниты Саркисян дают ему взглянуть на реальный, данный женщинам в ощущениях (и достоверно статистически обследованный) мир, в котором способность Джека получать образование, работу, зарплату, кредиты, внимание, утешение и похвалы многократно усилена его принадлежностью к мужскому полу. Мир, в котором он регулярно за счет других людей - женщин, национальных, расовых и сексуальных меньшинств - получал больше, чем он заслуживает, даже если получал не так-то много. (Как, например, мальчик на моей последней работе; мы на одинаковых должностях - он на испытательном сроке получает в полтора раза больше меня, о чем я случайно узнала. У меня три года опыта, у него ноль, я выполняю свою работу на сто пятьдесят процентов, он два месяца не может научиться отправлять письмо в аутлуке (я не шучу). Сорри, уже уволилась, а до сих пор больное место). Мир, в котором мальчик с момента рождения имеет большую важность, чем девочка, и продолжает получить повышенное внимание, где бы он ни был, к чему с детства привыкает и считает само собой разумеющимся. Мир, в котором, несмотря на колоссальный прогресс гражданских прав за последние десятилетия, он будет получать выгоду от институционального сексизма до самой своей смерти за счет того, что исторически таким, как он, успешно удавалось отжирать кусок пирога у более слабых. Мир, в котором большинство нормальных, имеющих совесть людей НЕ ХОТЕЛО БЫ жить - и у Джека есть привилегия изображать, что он в нем не живет. Когда феминизм приходит к мужчине, показывает на обесцвеченную кожу у него на руке и говорит "пора бы к доктору" - многие сжимают зубы и говорят "ок, пошли". Но Джек выбирает пузырь.

Выбор пузыря, очевидно, не является реальным выбором, так же, как отказ пойти к доктору не предотвращает развитие рака. Джека волнует восприятие, а не истина, вопрос того, как он выглядит и как для него выглядит мир - для него основополагающий. И мир для него выглядит так, что сексизм, расизм, классовое угнетение - это слова в узкоспециализированных книжках, это абстрактные понятия, риторика людей, чья профессия - заниматься абстракциями. Джек не выбирал себе такой профессии, а следовательно, может стереть все эти концепции из своего сознания - как невежда объясняет свою неспособность писать "ча-ща" через "а" отсутствием лингвистического образования. Эти понятия - это просто идеи для него, и мир подарил ему возможность этими идеями перебирать, как ему вздумается, пока он не найдет себе джентльменский набор, который будет для него комфортен и не будет требовать от него никаких усилий; подчас даже таких ничтожных усилий, как фильтровать базар от нескольких унизительных слов.

Все, что нужно Джеку - это найти причину, по которой Анита заблуждается, а еще лучше - врет. Причина не должна быть адекватной и вообще вменяемой, ее предназначение чисто утилитарно - это просто повод сказать "это не симптом рака". Суть именно в том, чтобы не задумываться о том, что ему говорят. Именно поэтому критики феминизма не способны аргументировать свои "возражения" (даже когда уверены, что делают именно это) - они просто обливают женщин бессвязным потоком страха, обиды, агрессии, невменоза, выдавленных изо всех пор насмешек и собственных проекций, суть завуалированным воплем "я не такой" (я хороший парень и вовсе не "вставить нужное").

Ибо поскольку единственным проявлением сексизма, понятным Джеку, являются избиения и изнасилования, то единственным способом борьбы с сексистами он считает посадку их за решетку и аннигиляцию; так что любая попытка указать ему на его сексизм кажется ему попыткой заковать и изничтожить ЕГО.

Джек эгоцентричен. Ему кажется, что суть морали сводится к тому, чтобы называться хорошим человеком и быть таковым в глазах других людей. То бишь архаичная вселенная его нравственности вращается вокруг его персоны. На вопрос "зачем поступать хорошо?" он отвечает "потому что я хочу быть хорошим человеком". Как если бы Джек в буквальном смысле ожидал после смерти оказаться перед вратами святого Петра, или там перед Анубисом, в зависимости от религиозных предпочтений, и увидеть, как его деяния взвешивают на весах - справа хорошие, слева плохие; а на те, насчет принадлежности которых он сомневается, у судей есть ответы в конце учебника. Это джеков предел. Нормальное определение морали, соответствующее следующему уровню развития как исторического, так и личного, дает другой ориентир. Зачем поступать хорошо? Потому что это делает мир лучше. А до того, что там у тебя при этом в глубине души, всем насрать никому в общем нет никакого дела. Аните Саркисян нет дела до возникшего или не возникшего чувства вины у геймеров, уязвленных в самую печень. Она делает это ради гораздо более крупной цели.

В своей концепции самоспасения Джек уверен: если не знаешь, что совершаешь зло, то это не считается, потому что было не умышленно, было совершено в невинности. Прикладывать усилия по воздержанию от зла ему тоже очень не хочется, на подсознательном уровне, так что он делает то, что ему остается - из всех сил сопротивляется попытке этой невинности себя лишить. Потому как, если это ужасное действо произойдет, придется, во-первых, пройти ряд крайне неприятных метаморфоз в своем сознании, во-вторых, придется че-то делать и менять в себе, а это очень сложно для людей.

Концепция справедливого мира - психзащитная стратегия, которая отфутболивает любые мысли о том, что в реальности невинные часто страдают, а виновные часто уходят от ответственности. Вместо этих мыслей Джек изыскивает причины, по которым невинные не так уж и невинны, а у виновных, поди, не было другого выхода, потому что мысль расстаться с простотой окружающего мира невыносима для него.

Самая распространенная в российских пенатах порода Джеков среди моих плюс-минус ровесников - это цинеги. В интернетах их полно. Они отдают себе отчет в том, что их нравственная система где-то прихрамывает, подчас на обе ноги, боятся этого и, конечно, очень не хотят обо всем этом думать. Поэтому заместо напряжения они при зрителях провозглашают себя "скептичными циниками" (с) и вообще очерствевшими, познавшими жизь людьми, давно разочаровавшимися во всяком там добре (см. "сигаретный дым и кислый ствол в зубах", господи прости).

Они называют себя циничными свиньями, чтобы откреститься от высоких требований (и чтобы стать в своих глазах хоть немного поинтересней бревна), но, конечно, они не хотят, чтобы с ними и в самом деле стали обращаться, как со скотами. Как Том Сойер после ссоры с тетей залезал "кончать с собой" за печку; ты как бы изображаешь совершение ужасного, темного, непоправимого поступка, и ждешь, когда тетя тебя найдет, обольет слезами, накормит кашей и скажет, конечно, Том, ты хороший и у тебя добрая душа.

@темы: все зло происходит от баб

00:59 

Морской роман

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
В мае, в переходе на Балеары, я влюбилась в серьезного бородатого офицера с теплой улыбкой. Он об этом не подозревал. Не уверена, было тогда дело в нем или в общем умопомрачении, солнце, соли, качке и звездном атласе ночной вахты. Но когда я уезжала с корабля и в экзальтации чрезвычайного алкогольного опьянения мокла с рюкзаком под дождем в Барселоне, я пообещала себе вернуться на корабль и встретиться с ним еще раз. В первый раз это такое страшное чувство - обещание вернуться еще хоть раз к тому, что вскрыло и вывернуло тебя нутром наружу, на солнце, и, как любое искреннее обещание, оно подпитано страхом несбыточности - но это только в первый раз. Потом, уезжая, знаешь, что вернешься. Счастливый ли, несчастный ли, через месяц или через год, не имеет значения. Вернешься, взойдешь на палубу, выйдешь из порта, увидишь, как растворился в дымке контур земли, пойдешь на нос, сядешь и будешь смотреть. На зарывающийся в барашки форштевень, на маятник блинда-рея, на полосы дождя на горизонте, где вода и внизу, и вверху, и впереди, и сзади, на все, что было, есть и будет, вне времени, как астронавт на релятивистких скоростях, посреди ничего и посреди всего. Сядешь и понесешься над водой на экзистенциальном челноке, и горе, и счастье растворятся в пару и шуме моря, и мысли исчезнут. И ты будешь только глаза, чтобы видеть, уши, чтобы слышать, и руки, чтоб протереть замерзшей ладонью планширь и ощутить вязкую соль матки мироздания. Состав человеческой крови почти идентичен составу морской воды. Совпадение? Не думаю!
Поэтому мореплавание так околдовывает человека. Поэтому такой религиозной дымкой подернут корабль, на котором ты ходил. Не потому, что ты там не спишь ночью, мокнешь и лазишь по вантам на мачту, и чувствуешь в связи с этим, как героически отринул бренные ценности на неделю, и не потому, что корабль населен невероятными людьми, равных которым нет за земном шаре, и не потому, что на тебя кто-то с восторгом смотрит с берега - кому вообще есть дело до этого. Корабль сделан всего лишь из дерева, железа, веревок и парусины, но он может взять твою душу, перенести ее через мир к источнику всего и вернуть обратно, и это делает его тем, чем он является в нашем сознании - дланью божьей. Непостижимо зарождение в рукотворной лодке души, чудесно одухотворение неживого.
Наивысшие моменты человеческой жизни (не побоюсь этого слова) - это моменты прикосновения к богу. Это не обязательно ощущение счастья, это просто экзистенциальный пик, осознание себя в мире и вне его, самое пронзительное переживание собственного бытия.
Момент, когда время не существует, когда ты сидишь на баке и смотришь, смертный, но вечный одновременно.
Вот в чем соль.
Соль.
В августе я опять паковала рюкзак, на этот раз побольше, и тут из социальных сетей узнала, что бородатого офицера на корабле не будет - накануне выхода из порта в Роттердаме он в Питере на морском фестивале представляет свою верфь. Долго думала, но в конце концов решила, что кто не рискует, тот не пьет шампанского. Выпила коньяка и поехала.
Вернулась домой в два ночи, за три часа до своего самолета. С тех пор с каждым днем я узнаю настоящего человека, к которому меня привел романтический образ.
Что самое удивительное - настоящий человек мне нравится больше.

@темы: the last ship sails

17:26 

В мире насекомых

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Ей-богу, скоро напишу пост про жизнь и про то, как вообще дела, есть, что рассказать, но пока зацените-ка вот эту хуйню.

Наверняка много кто сталкивался с доброхотскими "гражданскими" антиабортными организациями. Мразей немало, вопрос животрепещущий - может женщина распоряжаться своим телом, репродуктивной системой и годами своей жизни или нет? Ответ очевиден, но некоторым людям очевиден не тот, который вы думаете.

Это, блять, просто параллельная вселенная какая-то, альтернативная. Весь мой круг общения так или иначе противодействует или по крайней мере охреневает от людоедских законов, ебанутой лезущей во все щели теократизации общества, от того, что теперь у нас попы будут решать, чо в ОМС входит в стране. Не сидится этим уебищам, все никак золотых ролексов и мерсов не хватает для полной духовности. Ошметки светского общества все еще мешают им жить в свое удовольствие. Ну и среди пролетариата много желающих помочь им в этом духовном деле - эти не за ролексы, эти чисто за высокую идею.

Среди ссылок в фемсоо были такие "женщины на жизнь" - фирменные футболочки с логотипами, красивые распечатанные транспаранты с лозунгами типа "мама, не убивай меня!" - финансирование есть. Это вам не феминистки, из своей зарплаты поддерживающие один волонтерский шелтер на всю страну. Тут все налажено и уплочено. Деньги налогоплательщиков идут на праведное, блядь, дело.

И что бы вы думали - обнаружила среди этих ебанутых мурзилок тещу своей несостоявшейся любви, из-за которой ложилась в психдиспансер два года назад. То бишь мать его настоящей дамы сердца.

Зашла на страницу.

Узнала о жизни много нового.

Ниже просто выдержки, с авторской орфографией и пунктуацией.

"НАБАТ ЗА ЖИЗНЬ! Достучимся до Президента!!
Призываем всех неравнодушных задать вопрос на прямую линию о запрете абортов, в принципе о неадекватной ситуации с легальными детоубийствами. СПАСАЙ ВЗЯТЫХ НА СМЕРТЬ!"

"Когда будут запрещены аборты и другие способы умерщвения детей во чреве ("выбраковка" детей при ЭКО и суррогатном материнстве, абортивная контрацепция, таблетки и спирали)? Понимает ли высшее политическое руководство нашей страны, что легальные аборты — самая большая угроза национальной безопасности и кратчайший путь к вымиранию России?"

"Министр Здравоохранения РФ, не боясь различных истерических нападок, мужественно и по совести сказала, что аборт — это убийство, и что это должна понимать каждая девочка! Если Вы поддерживаете —скопируйте эту новость себе на стену и в другие социальные сети.
Присоединяйтесь к сбору подписей в защиту жизни нерожденных детей".

Абортированные эмбрионы выглядят вот так:
i.ucrazy.ru/files/i/2008.6.26/9.jpg
Видимо, из этого убеждения и фигурирующие в каждом втором рассказе "изуродованные младенческие тела", всякий раз обнаруживаемые добрыми христианами в "захоронениях возле абортариев". Впрочем, откуда им знать, что такое эмбрион и чем он отличается от ребенка - там что, девять классов церковно-приходской? Айкью 60?

На больше не тянет.

Хотелось пошутить про молиться, поститься и слушать радио "Радонеж" - но тут правда слушают радио "Радонеж". И репостят его трансляции.

"Меня просто поражает наивность и витание в каких то розовых облаках относительно президента рф (ресурсной федерации). У нас до сих пор почему то принято считать, что вокруг президента одни негодяи и предатели, а он дескать за нас, он и хотел бы да не может, да не дают ему враги окрест седящие… Пора стряхнуть розовые очки и посмотреть правде в глаза: Путин по взглядам и мировоззрениям либерал и он этого не скрывает и уже открыто об этом заявлял в интервью одному западному изданию (это видео есть в сети). И принимает он и подписывает эти законы так как разделяет эти самые гейропейские «ценности» также как и специально подобранная им команда его единомышленников либералов…"

Также, разумеется, цитаты "Мужчин против абортов" - самых больших авторитетов в вопросе.

"Всероссийский сбор подписей «За запрет абортов!» является просветительско-правозащитной акцией, направленной на защиту права каждого ребенка на жизнь от зачатия до рождения.
В солнечный воскресный день, накануне первого дня Великого Поста, прошло это удивительное мероприятие, которое способно сплотить людей, раскрыть сердца, и наполнить любого, кто потрудится на этом поприще, истинной Христовой радостью!"

Также такие пронзительные сокрушения основ от паблика МЫ РУССКИЕ:

"Толерантность - термин медицинский, взят из трансплантологии и означает неспособность организма различать свои и чужеродные органы. Достигается такое состояние постепенным угнетением иммунной системы ядовитыми веществами, приводя ее к апатии и безразличию. Полная толерантность - это смерть."

Такие глубокомысленные притчи:

"Священника позвали служить в село, предупредив, что в церковь никто не ходит.
Приехав, он написал объявление, в котором сообщил, что завтра состоятся похороны Церкви. Люди от любопытства и удивления и пришли.
Стоит гроб красивый в цветах. Священник предложил каждому подойти и попрощаться с "покойницей". Люди с любопытством подходили к гробу, наклонялись и вскрикивали от ужаса. В ГРОБУ ЛЕЖАЛО ЗЕРКАЛО И КАЖДЫЙ ВИДЕЛ В НЕМ СЕБЯ."

Или:

"Пришла как- то к старцу некая семейная пара.
— Отче, — говорит супруга, — я ожидаю ребенка, а у нас уж и так четверо детей; коли пятый родится — не проживём. Благословите сделать аборт.
— Вижу, живётся вам не просто, — отвечает старец, — что ж, благословляю вас убить своего ребёнка. Только убивайте старшую дочь, ей ведь уже пятнадцать лет: чай, пожила уже на свете, кое- что повидала, а тот кроха и лучика солнечного ещё не видел, несправедливым будет лишать его этой возможности.
В ужасе женщина закрыла лицо руками и зарыдала."

Все это вместе с цитатами Варга Викернеса (это просто ядерный пиздец):

"Слабому человеку всегда нужна свобода от ограничений, свобода делать все, что хочется, ища утешения в какой-либо низости. Сильный же человек должен искать свободу от грязи, самовольно ограничивая себя от недостойных вещей. Именно этим отличается цивилизованный человек от унтерменшей."

Ну и самой даме есть что предложить мировой сокровищнице мысли:

"Перед тем как пожениться молодым людям настоятельно рекомендуется съездить в трехдневный поход на тандеме! Сидящий впереди молодой жених узнает как надо заботиться о невесте, находящейся позади его. А невеста поймет насколько надо довериться держащему руль!"

А может, задушит его велосипедной цепью и припрячет где-нибудь в овраге. Искренне ей этого желаю.

"Одну счастливую супругу спросили, в чем секрет счастья ее семьи, и она ответила: «Просто в семье я создала культ мужа». Что это такое?
Во-первых, муж сам должен понимать, что он – глава, хозяин, добытчик, что на нем лежит ответственность за жизнь семьи. Во-вторых, в этом его должна поддерживать жена, которая должна быть всегда «за мужем», а не «над мужем» или «перед мужем». И, в-третьих, дети должны знать и уважать такую иерархию. Любая система устойчива только тогда, когда есть хороший каркас и правильная иерархия.
Только сумасшедшая и вследствие этого несчастная женщина будет разрушать нормальное устройство семьи. Хотя, к сожалению, такое женское сумасшествие сегодня очень распространено. Одна сестра рассказывала, что ее мать часто орала на отца. Прошло время, дети выросли и стали орать на мать. Это неизбежно: если женщина нарушает авторитет мужчины в семье, ей вернется это в виде неуважения ее же детей".

"Я хотел бы поговорить о том, как женщина может быть хороша, как ее деятельность может быть полезна в обществе, точнее – в Церкви, а еще точнее – в семье при влиянии на мужа. Женщина может облагораживать мужчину, и мужчина способен стать мужчиной только рядом с хорошей женщиной. Вряд ли кто-нибудь сделает из мужчины мужчину, кроме настоящей женщины. Это касается и ответственности за сказанное слово, и храбрости, и трудолюбия, и скупости в словах, и всех тех классических качеств, которые присущи мужественности в ее лучших измерениях".

Да такая мать вырастит идеальных жен! Дочерей у нее четверо, кажется. Четверо мужчин будет обслужено по высшему разряду.
Всегда было интересно, насколько сами эти ебанашки следуют своим убеждениям о греховности контрацепции. Либо не следуют, иначе было бы детей пятнадцать, либо ее муж ее трахнул четыре раза за все время брака. Что-то слабо верится мне в это.

Также на стене интервью и патреты Путина, роисся вперде и прочая.

И поистине православные репортажи о героических бомбежках в 2014-2015.

Видимо, тетя решила, что Боженьке не нравятся украинцы.

Закончу стихотворением иеромонаха Романа, не на шутку одаренного Богом поэтическими талантами:

"Без Бога нация – толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, – жестока!"

Господи, какое тупье.

@темы: все зло происходит от баб

20:26 

Нет времени объяснять

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Первые в классе А и обладатели Friendship Trophy, главного приза регаты North Sea Tall Ships Races 2016, в семнадцатый день рождения корабля.
Я лучший матрос от Штандарта.
Готовьте печень)


@темы: the last ship sails

15:51 

!

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
"когда пропаганда съедает неокрепший мозг с самого рання, от детства, а у человека отличные природные задатки к рефлексии и неплохие - к анализу, то мы можем наблюдать вот такое blau-kraehe.livejournal.com/416140.html (у кого с рефлексией плохо и мозги от природы хуже или сильнее специализированы к определенным видам деятельности, наблюдать мы будем только отрывочно бредовую картину мира на выходе);

что это? а это нерешенный до второй половины жизни подростковый эксзистенциальный кризис; человек не закрыл вопросы, которые в норме закрываются к окончанию полового созревания; хорошо ли, плохо ли, но закрываются;

имеем мы на выходе тупую машину выживания и бытовухи или тонко чувствующую бездны душу поэта - без разницы, вопросы эти должны быть закрыты, реальность осознана и принята; можно рыдать о ней, можно впасть в депрессию, можно не думать, можно отлично примириться и с ней работать, ответы могут быть свои или четко установленные в традиции (социализация удалась на 100%) - не суть важно; важно, что вопросы, которые пафосно задает ворона в посте по ссылке - закрыты, они больше не тема для обсуждения; не серьезная тема, во всяком случае;

тут человек взрослым не стал;
и поскольку человек не стал взрослым, он берет чужие системы "абсолютных" ответов, не удовлетворяется результатами и пытается применить раз за разом, чтобы получить какие-то другие ответы, более легкие для переваривания;

почему это делает пропаганда и когда? два условия:
- картинка пропаганды об окружающей ребенка реальности и сама реальность должны сильно отличаться, круто отличаться; таким образом неокрепший разум учат закрывать глаза на реальность и заменять ее картинкой, снимать противоречия, выбрасывая часть реальности; натренировались? отлично;
- открытая и серьезная критика пропагандистской картинки невозможна, вокруг нет взрослых, которые полемизируют об этом так, что пропаганда меняется, и так, что изменившаяся пропаганда приводит к настоящим изменениям в реальности; проще говоря, объекты пропаганды не могут выдать никакой обратной связи источнику пропаганды, им перекрыли канал;

и человек растет в таких условиях и не видит, чтобы словоблудие о высоких материях приводило к каким-то реальным переменам вокруг; связка диспут-дело-результат напрочь исчезает из практики и опыта общественной жизни; не диспут - а обмен фантазиями, не дело - а красивые слова о правильных делах, не результат - а благие намерения искупают все; личная результативная деятельность перестает быть проверкой теорий об устройстве окружающего общества;

по сути мы получаем на выходе несколько поколений людей, которые массово не выросли, они - мятущиеся подростки, со всеми подростковыми мульками, проблемами, стратегиями и ролями, от прилежной отличницы-активистки до хулигана из подворотни, изображающего блатных;

чем больше такой процент людей, тем проще ложится в их сознание и в сознание их детей последующая пропаганда, и тем хуже может быть ее качество, она все равно эффективна;

накопительный эффект пропаганды через много лет - это случай "маленькой красной сковородки"; 50-70 лет назад пропагандист сформировал некую установку\паттерн под решение конкретной задачи конкретных правителей, задача давно ушла в прошлое, а паттерн остался и в мозгах вечных подростков обрел самоценность, он уже никак не связан с прошлой целью и существует сам по себе, в качестве символа веры и священного предания, и люди передают его следующим поколениям; например, половину автоматических реакций леваков, когда они выбирают, осуждать ли некое событие\поведение\мнение\правительство, можно проследить назад к конкретной задаче советского правительства по доставлению неприятностей штатам; на эту задачу и работала пропаганда и все установки; совок помер, а его маленькие красные сковородки расставлены на каждом шагу; то же самое и с реакциями правых - источник большей части из них лежит в борьбе с совком, при чем задумывался для таких условий борьбы, которые давно с совком и почили; есть и более древние автоматизмы, валом;

к чему я веду? к метафоре; башни обитаемого острова - отличная метафора не психотронного оружия или промывания мозгов, а банального телевизора в обществе подростков; выродки (что оппозиционные, что в правительстве) - метафора активной части населения, тех самых 10-15% которым неймется, а люди, на которых излучение действует, - метафора пассивного большинства; и понимать этот образ стоит слегка иначе, чем обычно;

на деле нет никакого хорошего парня васи, который бы никогда, только башни его заставляют, потому что он им верит и теряет волю - есть вася, который бы да, любой приказ, любую ложь, без всяких башен, стоит на него надавить, в большей части случаев - только обозначить давление; потому что вся картина мира васи уже уставлена маленькими красными сковородками - живого места нет, не осталось места для осмысления мира самому; вася не вырос;

потому реагирует вася, как подросток, пассивно усвоивший правила поведения в группе, школе и т.п., указания пропаганды для него - не откровения свыше, а такие метки - обозначение пространства, где можно жить своей жизнью, от настоящих "взрослых" людей не прилетит всерьез, там можно бездумно и безопасно заниматься своим, ни за что особо не отвечая, в этом пространстве можно уклоняться от неприятных распоряжений и правил, или маяться вопросами мирозданиями попусту, без всякой связи с реальностью, и эмоционировать, только не угрожать открыто надуваемому пропагандой пузырю;
это пространство искусственной свободы, детская площадка, обозначенная поддакиванием или молчаливой терпимостью к содержанию пропаганды; если выйти за флажки - то за ошибки и нарушения правил прилетит нипадецки;

если башни выключить, люди не очнутся и не начнут думать, они просто будут ждать других башен, другого авторитета, других "взрослых", кто подтвердит, что красные сковородки на месте, правильная дорога обозначена флажками, вот детская площадка, резвитесь на ней спокойно и трындите о смысле человечества;

потому и разворот народа по той же турции произошел за один день; это не повод радоваться, что люди не верят пропаганде; это лишнее доказательство, что люди станут следовать пропаганде и указаниям, какой бы бред из башен ни несли, потому что людям пофиг, правда это или нет;

это просто училка марьивановна дает им инструкции, как вести себя на школьной линейке и как отвечать на вопросы министерских проверяющих, поступай по инструкциям часик - другой, изображай, что нужно, а дальше - беги играй во дворе, молодец"

virago_ghost

@темы: роисся вперде

17:37 

Вдруг Гарри увидел, как по коридору ползут науки

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Изничтожив примерно гектар леса и литр валерьянки на распечатку документов, копирование документов, заверение копий документов, перевод документов, копирование переводов документов и заверение копий переводов документов, я получила немецкую национальную визу. Осталось по приезде заменить ее на ВНЖ.

А пока -
Заявка на плавание #R16169
Роттердам - Эдинбург - Блайт - Гетеборг
Порт посадки на борт Роттердам
Прибытие на борт 14.08.2016 8:00

Как только узнала, что выход из Голландии, затаила план упросить капитана зайти в Лелистад хоть на пару часов, чтобы сбегать посмотреть на самое прекрасное творение разумной жизни во Вселенной. Но потом загуглила местоположение Лелистада относительно Роттердама и пришлось закатать губу. Временно.

В сентябре пойдем в гонке Tall Ships Races :sunny:

@темы: the last ship sails

16:41 

Как мы прыгали за борт

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
За пару дней до возвращения в порт, по спокойной воде без островов и достопримечательностей, мы нашли себе занятие. В порту пора была сдавать сервисной компании спасательные плоты SOLAS, у которых вышел срок службы (шестнадцать лет с ежегодным техосмотром). Поскольку, к счастью, со Штандартом ни разу не происходило ничего достаточно страшного, чтобы спасплоты потребовались, никто не видел их в разобранном виде. Капитан решил, что обидно сдавать их, не испытав.
Начали с простого. Моя вахта в кают-компании едва успела нырнуть ложками в похлебку, как раздается сирена, из офицерской вылетает босой старпом и не своим голосом орет: "тревога, человек за бортом", взлетает по трапу так, как будто ему не нужны для этого ступени, мы опрокидываем жратву и сломя голову кидаемся на квартердек. Там происходит учебная тревога по поводу надувного дельфина, выпавшего за борт из прошедшего пассажирского лайнера.
Первое, что делает команда на палубе - подбирает паруса. Огромную инертную махину корабля нужно остановить как можно скорее, по команде свистать всех наверх каждый спавший, брившийся, работавший матрос и офицер обязан быть на палубе через несколько секунд, в трусах ли, без ли. На мизерных шести узлах корабль относит от выпавшего за борт на сто восемьдесят метров за минуту. Часть команды бросается на шкоты, часть на горденя, при полных парусах на фрегате это занимает отнюдь не мало времени. Капитан на штурвале. Оставшиеся спускают шлюпку, оперируя по команде офицера двумя талевыми, штаговой по средней линии корабля и гротовой по борту, по которому спускают. Результат напрямую зависит от уровня синхронности и кооперации. В шлюпку прыгает офицер, заводит мотор и идет к пострадавшему.
Время на выполнение всех действий по стандартным спасательным операционным процедурам - 5 минут. Казалось бы, очень быстро, но за бортом корабля в открытом море пять минут покажется вечностью. Если это северное море или океан - есть шанс не прожить и две. Если волнение, много одежды и неудачный удар об воду - можно захлебнуться сразу. Несколько лет назад матрос погиб, выпав за борт. Решил пробежать по планширю, спасти его не успели.
Мы уложились в шесть минут с копейками. Капитан собирает команду на юте для обсуждения результатов и раздачи пиздюлей.
Далее наступает час спасения всех и вся.
На Штандарте три плота - два на юте, один на баке. Выглядят они, как белые алюминиевые бочки, внутри которых хитро уложен резиновый модуль с автоматическим насосом и припасы. Каждый плот рассчитан на двухнедельное пребывание двадцати человек, так что стандартную команду покрывает с запасом - как выяснилось, очень кстати.
Плот крепится к палубе концами на глаголь-гаке, который не раскроется случайно, но сразу раскроется намеренно. Четверо матросов выкидывают плот за борт и выбирают линь. Плот раскрывается, когда линь отдернут. Линь намертво привязан к палубе, чтобы плот не унесло от корабля случайно, однако на лине есть гироскоп и манометр, которые перерезают линь на глубине трех метров, если корабль тонет.
Первый плот не раскрылся. Матросы отдернули линь, плот зашипел, подергался, поплевался и через две минуты затих. После некоторых препираний офицеры полезли за борт. Пришлось приблизиться к плоту и перетянуть его канатами, чтобы его не разорвало на палубе. Второй плот сработал. Очень быстро после отдергивания линя корпус лопнул, и из него выпрыгнул большой оранжевый батут.
Вызывают восемь добровольцев прыгать за борт. Прыгать надо на плот, с краю, чтоб не зашибить тех, кто там уже сидит. Я вызвалась, но когда подошла к планширю, решила - а прыгну-ка я не на плот, а в воду, чтобы полностью сымитировать процесс крушения. Плаваю я хорошо, физически развита, одежду сняла перед прыжком, вода не очень холодная, соленая и практически без зыби, так что это был вариант лайт, но лезла я на этот плот минуты четыре. Крутой резиновый борт высотой в полметра - потом оказалось, что с другой стороны была ступенька, и было проще обплыть плот, чем лезть на стену. Однако, к счастью, оказалось, что спасение утопающих - дело рук других утопающих. Меня вытянули, и после мы все залезли под крышу и стали изучать все, что в плоту есть. Насос откинулся куда-то прочь, так что мы его не видели, зато все остальное на месте - непромокаемые мешки с припасами, которые мы забрали на корабль, survival tool kit - наборы для рыбной ловли, плавучий якорь, весла, спасательные кольца, сигнальные ракеты, радиобуи, изолированный нож, которым невозможно проткнуть плот - все привязано на веревки; в крыше вчинен механизм сбора дождевой воды с регулируемым сливом внутрь плота. Все продумано до мелочей и устроено максимально просто.
Но при всем своем удобстве наш плот не мог спасти нас от воды. Две кишки, ведущие через крышу внутрь, не изолируют его герметично в случае шторма; четырехметровое в диаметре дно не предохраняет от переворачивания. Внутри есть ручки, за которые держатся люди во время шторма, но если туда набивается двадцать человек, они неизбежно будут биться друг об друга и ломать кости. Когда плот раскрывался, его металлические створки не унесло водой, а зажало под дном, и мы долго не могли их выбить оттуда - прыгая внутрь, я разбила себе ногу об торчащий под резиновым дном каркас. Возились мы там где-то час, и за этот час резиновый свод, нависающий над головой, теснота, вода и холод стали действовать на нервы.
Я думаю, каково было терпевшим крушение на деревянных шлюпках, или без. Когда деревянные парусники не имели на всякий случай двигателей Вольво в кормовом отсеке, GPS-навигаторов, радиосвязи и вертолетных береговых спасательных служб. Когда это было просто дерево, которое плавало и шло ко дну, как дерево. Какие чувства испытывали люди, бросающиеся с него в океан в непроглядной ночи без электрических огней.
За час нас отнесло от корабля, и нас не смогли подтянуть на шлюпке обратно, слабый мотор не тянул наш вес. Так что корабль развернулся и пришел к нам. После долго поднимали плот на борт, все промокли, развозили воду по всей палубе. Я заболела, болтаясь посреди моря в мокрой одежде. После, когда были переделаны дела и все переоделись в сухое, за ужином распотрошили мешки с припасами, поднятые с плота. Там оказались пакеты с пресной водой и сублимированный спаспаек; пищевой концентрат в брикетах - пшеница, жир, сахар. Все попробовали по кусочку. Очень сытная сладковатая масса, которую распирает в желудке, брикет в 275 кКал. Прыгавшим за борт раздали паек на память.
Искала сегодня чай на полке и наткнулась на эту коробку.


Думаю обо всех, кому приходилось выживать на этом в океане.


@темы: the last ship sails

19:14 

Из комментария Л. Петрановской

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Люди рассказывают о своем травматичном опыте тогда и так, как считают нужным, у вас забыли спросить разрешения. Вы пишете сто подробных постов, когда вас хоть пальцем касается государственное насилие, а в ответ на рассказ о страшном насилии над другими – цедите про «эротические фантазии».

Если у людей в такой очевидной ситуации не срабатывает нравственное чутье, не думаю, что может быть интересно их мнение о судьбах родины и мира. Вам предъявили болезненную гуманитарную проблему, позор нашего общества, не меньший, чем позор детдомов, – боль и поражение в правах миллионов ваших сограждан. Все, что вы увидели – наезд баб-истеричек на мужиков ради лайков. Это уровень подворотни. У нас давно правит страной подворотня, но альтернатива в виде другой подворотни, с какого-то перепугу вообразившей себя более свободно и современно мыслящей, как-то не прельщает. И меня совсем не расстраивает, что флешмоб всех разделил, вместо того, чтобы объединять. Всегда лучше знать, с кем имеешь дело. И объединяться на почве терпимости к насилию ни с кем нет ни малейшего желания.

Флешмоб не вылечит ничьих травм, но он заставит всех подумать том, о чем думать не хочется. Заставит говорить об этом, пусть даже с экивоками или через губу, продираясь через защиты. Нельзя расчистить авгиевы конюшни, не указав пальцем на дерьмо и не назвав его вслух дерьмом. Насилие как обыденность, насилие как «порядок вещей», страх перед насилием, идентификация с насильником, обвинение жертвы – это и есть то дерьмо, которое на нас налипло за нашу историю в таких количествах, что не дает обществу двигаться дальше. Обсуждение таких тем заставляет каждого выбрать, что добавлять в болезненный и сложный замес: еще презрения и обвинений жертв или немного сочувствия и уважения. Эти выборы суммируются и мы получаем общество, в котором живем. Что навыбираем, то и получим, только и всего.

@темы: все зло происходит от баб

14:11 

It's cause we know what we want, and we don't mind being alone
Мне пятнадцать, я на дискотеке со старшими подругами. Незнакомый парень года на четыре старше танцует рядом, потом внезапно берет меня за руку и дергает в женский туалет, закрывает дверь и начинает лезть руками мне под одежду. У меня и в мыслях ничего подобного не было, я пытаюсь его отпихнуть, говорю, мы так не договаривались. Он смеется, говорит, что я ломаюсь и он меня насквозь видит, зачем я танцевала, как не чтоб трахаться. Я бью его по груди, он никак не реагирует, зажимает меня в угол. В конце концов я начинаю орать, он замирает, я выворачиваюсь и убегаю, он в спину мне кричит: "не очень-то и хотелось, уродина".

Мне двадцать один. Зимой иду на работу через Удельный парк. Времени часов восемь, темно, фонари горят, пара собаководов только встретилась. Прошла полдороги и вдруг смотрю - метрах в пятнадцати в аллее стоит дядя и дрочит. Их тут полно, раза три каждый год вижу, но я никогда не напарывалась, когда других людей вокруг нет. Обычно они не приближаются, не трогают, просто дрочат и пырятся. Я ускоряю шаг, делаю вид, что не вижу его, и вдруг чувствую движение, оборачиваюсь - он за мной бежит и уже хватает меня рукой за плечо. Я выворачиваюсь и бросаюсь со всех ног по другой аллее к выходу. Я хорошо бегаю, мужик одышливый и со спущенными штанами, отстает. Я бегу спринтом полтора километра без остановки, пока в глазах не начинает мутить.

Мне двадцать три. Вагон метро, длинный перегон Невский-Горьковская, час пик, еду с работы. Чувствую, как сзади мне что-то упирается в бедро и давит все сильнее и сильнее. Я оглядываюсь, сзади стоит мужик, но я не вижу лица. Я пытаюсь отодвинуться вперед, но стою в проходе и не могу навалиться на сидящую на сиденье женщину. Повисаю всем телом на поручне. По бокам стоят мужики, сидят мужики. Я ерзаю, пытаюсь отодвинуться, но деваться некуда. Думаю, это угол сумки, это угол сумки, ничего не происходит. Думаю заорать, чтобы можно было отодвинуться, а потом думаю, нет, это сумка, не может человек такого делать, не могу человека оклеветать. Поезд приезжает на Горьковскую. Женщина передо мной выходит, я плюхаюсь на ее место, и он у меня перед глазами. Поднимаю на него взгляд - он стоит и смотрит на меня, никуда не уходит. Меня трясет, я вжимаюсь в спинку сиденья. Вокруг стоящие мужчины усиленно глядят в свои телефоны. Он издает нечленораздельный звук типа "ыыыы", трогает меня за волосы и уходит куда-то. Я не вижу, вышел ли он из вагона. Проезжаю мимо дома, нарезаю круги на случай, если он идет за мной.

#янебоюсьсказать об этом. Я не понимаю, почему мне должно быть стыдно об этом говорить. Пусть стыдно будет мразям, которые это со мной делали. Пусть стыдно будет дядечкам, принимающим дифирамбы двадцать третьего февраля и ссущим оторвать взгляд от телефона. Пусть стыдно будет долбоебам, пытающимся замылить тег остроумными высказываниями на тему "страшные бабы похвалились, что их хоть кто-то домогался", издевательствами и глубокомысленным цитированием самих себя. Ну или пусть они на себе испытают, каково это. И потом расскажут, чувствовали ли они себя польщенными.

@темы: все зло происходит от баб

Galveston

главная